All for Joomla All for Webmasters

Муниципальное бюджетное учреждение культуры Централизованная библиотечная система Ленинского городского округа

Московской области (МБУК "ЦБС")













Откуда пошла Видновская земля

Оцените материал
(0 голосов)

OtkudaZ

Гарин Г., Зименков А., Плотников А.

Усадьбы Видновского края.

 Древнейшие селения нашего края

gcvohldlrrphfafmПисьменная история Видновского края начинается с двух духовных грамот великого московского князя Ивана Калиты, скончавшегося 31 марта 1341 г.
Первая из них составлена Калитой в начале его великого княжения перед поездкой в Орду, откуда многие князья живыми не возвращались. В ней, как и во второй, перечислены 96 городов и селений, принадлежавших лично великому князю и завещанных им сыновьям и великой княгине. Среди 26 селений, предназначенных старшему сыну Симеону, будущему великому князю, впервые упомянуты подмосковные села Орининское и Островское, то есть современные Молоково и Остров.
 
Владения великих московских князей
Оба этих села очень долго оставались собственностью великих князей, а затем царей и императоров. Село Остров было любимым местом летнего пребывания Ивана III. Еще в 1473 г. он, первым принявший титул «царя всея Руси», принимал здесь псковских послов, просивших его о защите от ливонцев. Его преемник Василий Иоаннович также любил проводить лето в Острове. «В 1519 году, мае, – цитирует С.М. Соловьев Никоновскую летопись, – он выехал из Москвы к Николе на Угрешу, а оттуда в Остров, где жил до Петрова заговенья…».
Не изменил этой традиции и Иван Грозный. Историк Н.И. Костомаров пишет, что Иван Васильевич Грозный, женившись в феврале 1547 г. на Анастасии Романовне Захарьиной, забросил государственные дела и уехал в с. Остров. И когда в июне 70 псковских именитых людей посмели его беспокоить, явившись в Остров жаловаться на своего наместника князя Турунтая Пронского, Ивану Васильевичу до того не понравилось это, что он велел разуть псковичей, положить их на землю, поливать горячим вином и палить им свечами волосы и бороды.
Летом 1552 г., отправляясь с полками в Коломну, Грозный «обедал в селе Коломенском, откуда отправился ночевать в Остров…». Со времен Дмитрия Донского к числу княжеских сёл историки относят и соседнее с. Беседы. Оно впервые упомянуто в «Пискаревском летописце» в связи с тем, что владевший им боярин Дмитрий Иванович Годунов построил здесь в конце XVI в. каменную церковь «да и плотину каменную сделал» на р. Москве.
С середины XV в. в числе великокняжеских владений значится с. Лодыгинское. По преданию, основателем его является Григорий Семенович Лодыга, родоначальник дворянской фамилии Лодыгиных, живший в конце XIV в. Но уже в 1453 г. в духовной великой княгини Софьи Витовтовны село завещано вместе с селами Фаустово и Мячково любимому внуку Юрию Васильевичу, сыну великого князя Василия II. Этот любимец великокняжеской семьи был наместником псковским, а затем стал удельным Дмитровским князем.
Великокняжеской была и д. Белеутово, получившая название от фамилии своего владельца Александра Андреевича Белоута в конце XIV в. До 20-х годов. XVII в. среди дворцовых владений числились с. Булатниково с приселком Спасским и д. Лопаткино. Под селом в XVI в. находилось «воловье пастбище», где пасли волов, которых использовали как рабочий скот и на пропитание стрельцов.
 
Вотчины боярские
Великие князья, а затем и цари вольны были распоряжаться не только лично им принадлежавшими владениями, но и всей землей княжества. В удельные века они жаловали землею бояр, переходивших к ним на службу.
Еще в первой четверти XIV в. боярин Ивана Калиты Окатий получил в вотчину землю в бассейне речки Ликовы. Имя боярина закрепилось в названии д. Окатово. Его сын Василий Окатьевич был боярином великого князя Симеона Гордого, а внук Тимофей, носивший прозвище Валуй, стал родоначальником дворян Валуевых и прославился как воевода Дмитрия Донского. Он стоял во главе Владимирского и Юрьевского полков в битве на Куликовом поле, где и сложил свою голову.
К числу боярского землевладения XIV в. некоторые исследователи относят Коробово, которое в разные годы именовалось то сельцом, то селом, а позже деревней. «У Федора Дюдки, – говорится в одном из древних документов, – была вотчина – Коробовская земля в Ратуевом стану. После смерти Федора она досталась его единственному сыну Ивану, который умер в мор великий (1417 или 1420), оставив малолетнего сына Федора Неплюя. Неплюя взяли на воспитание в Верею его дядья, князья Косицкие, да тамо и выкормили его, а та земля стала пуста. Федор Неплюй, возмужав, взял у великого князя Василия Васильевича льготную грамоту на свою землю и хотел ее заселить; ино господине разбой и татьба велика на дороге, и люди на той земле не сели, тогда Неплюй дал свою пустую вотчину Симонову монастырю».
 
Говорящие названия
Существовавшая в средневековой Руси традиция присваивать селениям фамилии или прозвища их основателей при отсутствии других документов позволяет заглянуть в древнюю историю благодаря сохранившимся родословным. Авторитетный специалист академии С.Б. Веселовский считает, что к числу 50 древнейших селений Подмосковья, носящих фамилии их владельцев, относятся и некоторые населенные пункты нашего района.
Так, село Саларьево получило свое название от фамилии сурожских гостей Михаила и Дементия Саларьевых, сопровождавших Дмитрия Донского в походе на Куликово поле, а с. Дыдылдино – от Василия Демидова Дылды (или Дыдылды), дворцового дьяка великого князя Ивана III.
От боярина Ащеры Скородумова получила название д. Ащерино. Село Картмазово с XV в. называется по фамилии своих владельцев дворян Картмазовых. Дворянин Федор Михайлович Дрожжин, казненный Грозным в 1568 г., является основателем одноименной деревеньки.
 
Земли помещичьи
Еще с середины XV в. в Московском княжестве стала складываться поместная система землевладения, в соответствии с которой великие князья стали наделять землей не только своих придворных слуг, но и тех, кто нес ратную службу. Такой надел, называемый поместьем, являлся вознаграждением князю за военную или дворцовую службу. В отличие от вотчины, являвшейся наследственным владением, поместье давалось на время службы, а размеры его определялись чином владельца. Все частные владельцы земли стали называться помещиками или вотчинниками.
Когда помещик старел и уже не мог нести службу, то «служить с отцова поместья» был обязан один из его сыновей. Если после смерти родителя сын продолжал службу, то и сам становился помещиком.
Законодательство XVI в. предусматривало права жен и дочерей помещика. Когда тот погибал в походе, то его вдове оставлялась пятая, а дочерям – десятая часть поместья «на прожиток», а в случае его естественной смерти их доли половинились.
Среди помещиков нашей местности тех лет преобладали высшие придворные чины, представители княжеских родов, видные воеводы, дворцовые служители.
Участник похода великого князя Василия Ивановича на Казань летом 1524 г. князь Юрий Васильевич Ушатый владел землями д. Суханово. Жребий сельца Летово принадлежал родственнику царицы Марфы боярину Федору Ивановичу Сукину, известному по обороне г. Почепа в 1535 г. Возглавляя осажденных и не желая сдавать город литовцам, он уговорил жителей покинуть его, зарыв в землю ту часть их имущества, которую они не могли взять с собой, а затем поджег город, оставив нападающим лишь кучи пепла. Одно время он был казначеем царским, неоднократно в 1542-1561 гг. посылался Грозным в Литву для переговоров.
Владелец сельца Шельбутово и пустоши Абабурово боярин и воевода Иван Васильевич Шереметев Меньшой был признан современниками «наилучшим воином московского войска». Он прославился и руководством русских полков в знаменитой битве с полчищами Девлет-Гирея при Молодях в 1572 г. Отправляясь в очередной поход на Ревель, он поклялся Грозному, что возьмет крепость или сложит там голову. «Шереметев, – писал Карамзин, – слово сдержал: Ревеля не взял, но положил свою голову, убитый ядром пушечным».
Значительными земельными наделами владели дьяки, возглавлявшие различные придворные ведомства. Именитому дьяку Никите Афанасьевичу Фуникову, участнику Казанского, Коломенского и Полоцкого походов, царскому казначею в 1540-1560-е гг., принадлежало с. Саларьево, земельные владения которого он значительно расширил прикупами. Царский печатник и глава Посольского приказа думный дьяк Андрей Яковлевич Щелкалов владел с. Переделец и соседними деревнями, которые он при постриге в монахи завещал своему племяннику.
Среди местных землевладельцев XVI в. были люди неименитые, о деяниях которых нам ничего неизвестно, но обслуживавшие самого царя и его ближайшее окружение. В их числе стремянный конюх Дружина Великий (д. Толстиково), сытник Гаврила Федоров (д. Скобеево), истопники Гаврилка и Девятка Быковы (пустошь Кузьминская).
 
Монастырские вотчины
hupmlphhblnijscg1Монастырские вотчины на территории, которую ныне занимает район, появились очень давно. Деревня Кнутово, например, числилась за Чудовым монастырем уже в начале 60-х гг. XV в., принадлежавшее монастырю с. Фоминское упоминается в разъезжей грамоте 1505-1506 гг. Несколько позже в вотчине Богоявленского монастыря, что «на Москве на посаде» указано с. Богдановское с деревнями, которое жалованной грамотой великого князя Василия Ивановича в 1511 г. освобождалось от наезда «едоков, незваных гостей и скоморохов». Как владение Симонова монастыря упоминается в 1502 г. с. Сосенское.
В вотчине Николо-Угрешского монастыря числилось с. Мисайловское. Как вотчина Георгиевского монастыря упоминается в те же годы с. Саврасово на р. Пахре (современные дд. Большое и Малое Саврасово). Набеги Во время частых набегов на Москву селения Видновского края подвергались грабежу и разорению сначала ордынцев, а затем и крымских татар. Так, во время набега крымчан в 1521 г., были опустошены с. Остров, с. Коробово с деревнями, сельцо Соснинское с деревнями. Их «тата- рове вызгли и вывоевали», а «крестьян в полон вывели».
В связи с этим великий князь Василий Иванович распорядился не брать с пострадавших сел и деревень «моей великого князя дани, ни ямские деньги, ни поворотное… ни иные пошлины на пять лет». Разорительным для Москвы и южного Подмосковья оказался набег 120 тыс. крымчан под предводительством хана Девлет-Гирея в мае 1571 г. По некоторым сведениям, татары увели с собой до 150 тыс. пленных, которых затем продавали в Турции и других странах. При этом набеге сгинули наши деревни Глухово, Городище, Зименки, Саврасово на реке Пахре, сельцо Пущино и ряд других. После каждого такого набега жизнь в крае восстанавливалась трудно и долго.  
 
Видновские вести. - 2007. - 2 октября. - С. 7.

Автор:  Гарин Г., Зименков А., Плотников А.
Прочитано 511 раз Последнее изменение Вторник, 27 Март 2018 09:47
Другие материалы в этой категории: « Истоки духовности Здесь жили вятичи »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены



Anti-spam: complete the taskJoomla CAPTCHA